counter.list.ru
Интернет: Rinet. Рекомендуем: Грозди.Ру. Все о вине. Рекомендуем: Nag.Ru. Рекомендуем: управление электричеством с компьютера.
Ежедневное сетевое издание о телекоммуникациях. Издаётся с 1 декабря 1997 года






Театр контентного абсурда. Часть первая: социальные «сети»: история одной терминологической деформации


Андрей Викт. Столяров
q17@backpath.croco.net


Опубликовано: 2012-11-19


Другие статьи этого автора:
Андрей Викт. Столяров
О правильности интеллектуальной собственности, или чьи в лесу шишки

Андрей Викт. Столяров
Чей адрес «Советский союз»?

Андрей Викт. Столяров
А ну отдай мой каменный топор: копирайты в цифровую эпоху

Андрей Викт. Столяров
Интеллектуальная собственность: хотели как лучше, а получилось…


Больше шести лет прошло со времени публикации моей статьи «Осторожно, частный сервис», в которой обсуждались опасности, порождаемые возникшими в сети Интернет централизованными сервисами, имеющими одного владельца и предполагающими при этом общение пользователей между собой. Шесть лет — срок немалый, и ситуация за это время успела получить неожиданное развитие. Явление, о котором речь пойдёт сегодня, в те времена только начинало формироваться, и было ещё не вполне понятно, к чему всё это приведёт.

Волна протестных мероприятий, прокатившаяся по России в сезон минувших выборов, кроме всего прочего, привлекла внимание гуманитарной публики к так называемым «социальным сетям». Примечательно, что внимания удостоилась не сеть Интернет как таковая, не Всемирная паутина (что тоже было бы не слишком странно), но именно сайты, которые неискушенный пользователь Интернета упорно почему-то называет «социальными сетями». Причина интереса вполне понятна — ведь именно с помощью «социальных сетей» распространялась информация о времени и месте проведения многих заметных митингов, пикетов и прочих мероприятий, в том числе не вписывающихся в традиционные рамки. Тем не менее, существуют факторы, судя по всему, ускользающие от внимания публики, потенциально способные остудить всеобщий восторг по поводу веб-сайтов данной категории.

Прежде всего отметим, что сам термин «социальная сеть» крайне неудачен, поскольку речь идёт на самом деле не о сетях, а об отдельно взятых сайтах. Действительно, слово «сеть» имеет целый ряд значений в разнообразных предметных областях, в том числе — в математике, программировании, системной интеграции и т.п., но централизованный (это в даном случае важно) сервис, позволяющий своим пользователям общаться между собой, в какой бы форме ни протекало такое общение, не станет «сетью», как и любой другой централизованный сервис, изначально в силу своего устройства не предполагающий распределённости.

В применении к телекоммуникациям словом «сеть» в большинстве случаев обозначается инженерно-техническая система каналов связи и устройств приёма и передачи информации; примерами таких сетей могут служить международная телефонная сеть, телексная сеть и, конечно, сеть Интернет. Вполне допустимо использование термина «сеть» для обозначения взаимосвязанных технических систем, совместно работающих над одной задачей, даже если такая сеть не включает в себя каналы передачи данных: так, серверы электронной почты образуют сеть электроной почты, система Internet Relay Chat (IRC) опирается на сети IRC-серверов (таких сетей существует в настоящее время несколько); система передачи мгновенных сообщений на основе протокола XMPP, ранее известная как Jabber, также основана на серверах, образующих сеть. В каждом из перечисленных случаев можно отметить свойство, присущее всем сетям без исключения — распределённость. Отдельно взятый веб-сайт «сетью» быть не может никак.

Истоки столь неудачной терминологии обнаруживаются, как это часто бывает, в трудностях перевода. Исходно термин «социальная сеть», как и его англоязычный аналог «social network», происходит из области социологии, где социальной сетью называют, что вполне естественно, определённое множество индивидов вкупе с социальными связями между ними. Легко убедиться, что для обозначения сайта, ориентированного на создание социальных связей, в англоязычной среде используется термин из трёх слов — social networking site, реже — social networking engine, то есть «сайт (средство) для обслуживания социальных сетей». Таким образом, англоговорящая публика прекрасно видит разницу между социальной сетью как таковой (явление, не имеющее отношения к компьютерам) и сайтом как средством обслуживания потребностей индивидов в поддержании социальных связей. Однако в русском языке никакого аналога термину «social networking site» не появилось — возможно, из-за слова networking, для которого нет адекватного перевода, не зависящего от контекста. Так или иначе, трудности перевода не могут оправдать использование заведомо некорректного термина, который к тому же искажает восприятие действительности в обыденном сознании.

Следует отметить, что набор сервисов, типичный для так называемых «социальных сетей», вполне мог бы быть реализован распределённым способом, то есть действительно в виде сети. Для этого было бы достаточно выработать набор несложных соглашений о том, как должна быть представлена основная информация о пользователе, обычно размещаемая в «социальных сетях», как-то имя, возраст, страна/город, краткий поясняющий текст («о себе»), фотографии, записи блога и тому подобное. Опираясь на уже имеющиеся распределённые системы идентификации (OpenID), а также трансляции блог-записей (RSS и ATOM), можно было бы построить открытую распределённую сеть, допускающую предоставление соответствующего сервиса пользователям независимыми операторами, причём стать оператором и предоставлять пользователям услуги по размещению «социально-сетевой» информации, а также по коммуникации с другими пользователями мог бы каждый желающий, имеющий определённую квалификацию (не слишком высокую — многие школьники обладают такой квалификацией) либо готовый оплатить услуги специалиста. Пользователям такой сети уже не нужно было бы регистрироваться одновременно на нескольких сайтах аналогичного назначения ради охвата аудитории, как это часто происходит сейчас — многие любители общения в «социальных сетях» вынуждены держать учётные записи на «вконтакте», «одноклассниках», «фейсбуке», «твиттере» и т.д., поскольку пользовательская аудитория этих сайтов не тождественна. Что ещё более важно, пользователь такой распределённой сети мог бы в любой момент сменить поставщика услуги, не теряя при этом наработанные социальные связи. Именно так обстоят дела с классическими сервисами сети Интернет, начиная с электронной почты.

В распределённой системе каждый участник информационного взаимодействия волен самостоятельно решить, становиться ли ему оператором или оставаться конечным пользователем, и к чьим услугам при этом прибегнуть; если условия, созданные выбранным оператором, оказываются неудобными, всегда остаётся возможность сменить оператора, не выпадая при этом из коммуникационной среды и не теряя наработанные социальные связи.  Совершенно иначе обстоят дела с централизованным сервисом: никаких альтернативных операторов, никакого выбора, отказ от услуг оператора влечёт потерю социальных связей. Пользователи таких систем — включая все имеющиеся «социальные сети» — оказываются, сами того не замечая, в положении заложников: владелец безальтернативного сервиса волен творить что ему заблагорассудится, устанавливать произвольные правила, навязывать пользователям своё видение того, каким должен быть сервис, а при желании — изгонять пользователей из сообщества, попросту блокируя или уничтожая их учётные записи под тем или иным предлогом (впрочем, без предлога можно обойтись). Отметим, что владелец может и вовсе уничтожить свой сервис, одномоментно разрушив все возникшие в его рамках социальные связи.

Проблема централизованных частных (проприетарных) сервисов отнюдь не ограничивается областью «социальных сетей». Один из старейших и наиболее известных частных сервисов в сети Интернет — это система передачи мгновенных сообщений ICQ, к которой применимо практически всё, что было сказано выше относительно пресловутых «социальных сетей»; в частности, система ICQ чисто технически не позволяет создание альтернативных серверов, пользователь не может выбрать поставщика услуги, так что владелец системы волен в одностороннем порядке определять условия использования системы, с которыми пользователи вынуждены мириться, поскольку отказ от услуг данного конкретного оператора означает потерю наработанных социальных связей. Шесть лет назад я уже рассказывал историю о том, как в 1999 году некий технический специалист по ошибке (скорее всего, в силу собственной безграмотности) зафильтровал половину Европы, в том числе и изрядную часть России, устроив весёлую жизнь сисадминам ни в чём не повинных провайдеров, на которых обрушился шквал пользовательского возмущения. Эта история наглядно показывает, что в руки держателя нового сервиса, невзирая на всю его бесплатность, попала совершенно неожиданная и очень серьезная власть, причём это верно не только для случая ICQ: именно так обстоят дела с любым централизованным (не предполагающим распределённости) сервисом, работа которого предполагает образование социальных связей между пользователями. Социальные связи здесь является существенным обстоятельством. В самом деле, владелец сервиса, не ориентированного на создание социальных связей, вынужден учитывать существование (либо, по меньшей мере, возможность создания) конкурирующих сервисов, предоставляющих аналогичные услуги, что позволяет пользователю сменить поставщика услуг, ничего не теряя, тогда как социальные связи, жестко привязанные к конкретному сервису, фактически закабаляют пользователя, не позволяя ему уйти.

На ранних этапах развития сети Интернет, ещё до появления Всемирной Паутины как таковой, все сервисы сети Интернет разрабатывались в открытой распределённой модели. Именно такими были созданы система доменных имён, электронная почта, система новостных конференций (к сожалению, фактически прекратившая существование на рубеже столетий из-за проблемы спама) и многие другие сетевые службы. Однако стремительная коммерциализация сети Интернет, случившаяся в середине 1990-х годов, привела к резкой смене парадигм: практически все способы взаимодействия через сеть Интернет, разработанные после 1995 года, создавались уже в централизованной (проприетарной) модели. Таковы ICQ и другие системы передачи мгновенных сообщений, таков сервис Skype; не следует удивляться, что именно в этой парадигме возникли сначала сервисы для ведения блогов, а затем и сайты, относимые к числу «социальных сетей». Немногие распределённые разработки, возникшие на этом фоне, представляют собой попытки интернет-сообщества создать альтернативу уже имеющимся проприетарным сервисам. Так, в конце 1990-х годов был создан сетевой протокол XMPP, ранее известный как Jabber, на основе которого действует открытая распределённая система передачи мгновенных сообщений — прямая альтернатива ICQ, AIM, MSN и прочим проприетарным мессенджерам. Для нужд интернет-телефонии был предложен пакет открытых распределённых решений, основанных на протоколе SIP, ставший альтернативой Skype. Создатель LiveJournal Брэд Фицпатрик сделал попытку уйти от централизованной модели в области платформ для ведения блогов, разработав механизм идентификации посетителей сайта, зарегистрированных на другом сайте (OpenID), но должного развития идея не получила — будучи проданным сначала компании SixApart, а затем российской фирме «СУП», сайт LiveJournal.com стал развиваться в традиционном «коммерческом» направлении, то есть в направлении централизации, а не распределённости.

Следует отметить, что попытки создания распределённых систем, предназначенных для той же цели, что и пресловутые «социальные сети», также неоднократно предпринимались — разработан целый ряд протоколов, написано соответствующее программное обеспечение, но чтобы узнать о его существовании, необходимо провести некоторые поисковые изыскания, точно зная при этом, что именно является целью поиска. Широкой публике обо всём этом не известно ровным счётом ничего. Как можно заметить, точно так же обстоят дела с XMPP как альтернативой проприетарным службам мгновенных сообщений, а равно и с SIP как альтернативой Skype. В основном этими средствами пользуются профессионалы и технохоббисты, а средний пользователь сети Интернет о них в лучшем случае «что-то слышал», а в худшем — не только не слышал, но и слышать не желает.

Смена господствующей парадигмы с распределённой на централизованную, как уже говорилось, хронологически совпала с массовой коммерциализацией сети Интернет в середине 1990-х годов, и такое совпадение не случайно. Создатели распределённых сетевых служб эпохи раннего Интернета ставили себе довольно простую цель — получить удобный инструмент для решения возникающих задач с использованием возможностей новой сети. Как правило, разработчики сами становились первыми пользователями своих систем, так что «интересы пользователя» для них были вполне очевидны, достаточно было проанализировать свои собственные потребности.

Эра коммерческих интересов существенно изменила картину. Немедленное извлечение прибыли в Интернете по стандартной схеме предоставления платных услуг оказалось несколько затруднительно: пользователь, заплативший провайдеру за доступ к Сети, крайне неохотно расстаётся с дополнительными деньгами, да и сбор таких микроплатежей затруднён чисто технически, так что в большинстве случаев бизнесмены, пришедшие в Интернет, делают ставку на рекламу как основной инструмент извлечения прибыли. Эффективность рекламных кампаний в Интернете во многих случаях сомнительна, но, как ни странно, рекламодателей это не останавливает. Основным количественным показателем, определяющим стоимость рекламных услуг, является охват аудитории; именно этот показатель стал той величиной, за которую бьются коммерческие интернет-компании, «осваивая» деньги инвесторов, при этом зачастую исходная цель — показ рекламы — оказывается забыта, или, говоря точнее, от неё вполне намеренно отвлекается внимание: отчитываясь перед инвесторами, менеджеры интернет-компаний предпочитают оперировать эффектными цифрами «количества пользователей», нежели перманентно отрицательными показателями прибыльности. Так люди, превращаясь в абстрактных «активных пользователей сайта/проекта/платформы», становятся чем-то вроде разменной монеты — и, конечно же, пользователя выгодней видеть намертво привязанным к данному конкретному поставщику услуг, нежели дать ему возможность в любой момент мигрировать к конкурентам. Распределённость, несомненно удобная для пользователей, оказывается невыгодна для держателя сервиса, коль скоро этот сервис ориентирован не на предоставление пользователям инструмента коммуникации, а на убедительные цифры «охвата аудитории» в презентациях менеджеров проекта.

Для специалистов по компьютерным сетям, которые создавали как саму сеть Интернет, так и её классические сервисы, одной из основных ключевых целей была интероперабельность — возможность успешного взаимодействия между собой аппаратуры и программ, созданных различными производителями и находящихся под контролем разных лиц. На интероперабельность была нацелена вся деятельность сетевиков той эпохи — одни создавали открытые и очевидные стандарты, другие их скрупулёзно исполняли, и часто эти «одни» и «другие» на деле оказывались одними и теми же людьми. Держатель соседнего сервера воспринимался не как конкурент, а как партнёр по взаимодействию. Начиная с ICQ, владельцы проприетарных сервисов не только не стремятся к интероперабельности, напротив — они делают всё возможное, чтобы никакой интероперабельности не допустить. Система ICQ несколько раз меняла протокол, чтобы нарушить работу «альтернативных» (то есть созданных независимыми разработчиками) клиентских программ, их PR-служба неоднократно пыталась убедить публику, что альтернативные клиенты «опасны» (на самом деле, большинство альтернативных клиентов распространяется в исходных текстах, тогда как исходников «оригинального» клиента ICQ никто никогда не видел, так что опасна скорее сама система ICQ). Независимых разработчиков, впрочем, все эти меры не останавливают, существует целый ряд клиентских программ, в том числе поддерживающих одновременно несколько протоколов обмена мгновенными сообщениями. Несколько сложнее ситуация с сервисом Skype: владелец сервиса (в настоящее время это Microsoft) самым тщательным образом охраняет код и принципы работы своего программного обеспечения; работу со Skype поддерживает ряд продуктов сторонних производителей, в основном это портативные телефонные аппараты, но все они выпускаются по лицензии и под контролем Skype; независимые разработчики в эту систему проникнуть пока не смогли.

Аналогично обстоят дела и с «социальными сетями». В некоторых случаях разработчики таких сайтов могут допускать интеграцию со смежными сервисами (например, с фотохостингами или платформами для ведения блогов), но существование других «социальных сетей» они демонстративно игнорируют. Более того, как правило, стороннему пользователю, не зарегистрированному на сайте, доступна только часть имеющейся на сайте информации, а участие в общении (например, возможность оставлять комментарии или отправлять сообщения) без регистрации недоступно принципиально, так что любителям общения через «социальные сети» приходится регистрироваться сразу на нескольких сайтах. Конечно, ни о каком удобстве для пользователей здесь речи быть не может, и тем удивительнее, что сами пользователи «социальных сетей» в основной своей массе этого не замечают.

Впрочем, пользователи проприетарных сервисов не замечают очень много такого, на что стоило бы обратить внимание. В частности, упоминания заслуживают сделки по продаже проприетарных сервисов. Так, America Online в 1998 году приобрела компанию Mirabilis, единственным активом которой была система ICQ, за фантастическую по меркам того времени сумму в 287 миллионов долларов плюс дополнительно 120 миллионов с выплатой в течение последующих трёх лет. Ни оборудование Mirabilis, ни интеллектуальная собственность в виде нескольких несложных компьютерных программ и довольно убогого протокола не могли стоить даже десятитысячной доли суммы этой сделки; очевидно, что деньги были заплачены за охваченную аудиторию, то есть торговали в данном случае, попросту говоря, людьми. Система Skype была куплена в 2005 году компанией eBay за 2,6 миллиарда долларов, при том что годовой оборот (не прибыль, которой не было вообще, а именно оборот) компании Skype Technologies составлял на тот момент сумму в несколько сот раз меньшую. Надеяться извлечь из этого бизнеса прибыль, сравнимую с уплаченными за него деньгами, мог бы разве что человек, не понимающий ничего в законах торгового оборота. Тем не менее, спустя шесть лет система вновь поменяла владельца, причём новый покупатель — на сей раз им оказалась компания Microsoft — заплатил за сомнительный актив уже 8,5 миллиардов. У ICQ дела пошли несколько хуже: в 2010 году AOL продал систему российскому холдингу Mail.Ru за 187,5 миллионов, что почти вдвое меньше суммы, за которую сервис был ранее приобретён; некоторые наблюдатели связывали такое падение цены с запоздалым проявлением здравого смысла, но дело, скорее всего, было не в этом: просто популярность ICQ за пределами России в последние годы существенно снизилась, публика предпочитает использовать другие сервисы (в основном, впрочем, тоже централизованные).

Широкий общественный резонанс вызвали в своё время сделки по продаже популярного блог-хостинга LiveJournal, который сначала был куплен американской компанией SixApart, а затем продан российскому холдингу СУП Медиа; последняя сделка вызвала шквал возмущения среди пользователей LiveJournal как за рубежом, так и в России, в особенности когда новые владельцы существенно изменили правила игры: если создатели LiveJournal никогда не размещали на сайте (то есть в блогах пользователей) рекламу, то SixApart ввели новый тип учётной записи, предоставив пользователям возможность разрешить владельцу сайта размещение рекламы в своём блоге в обмен на дополнительный сервис; такое решение вызвало определённую критику, но не слишком настойчивую, ведь пользователей, вообще говоря, никто не заставлял выбирать именно такой тип учётной записи. Нынешний владелец LiveJournal действовал по-российски беспардонно, сначала прекратив регистрацию учётных записей старого типа (то есть лишив новых пользователей сайта выбора режима показа рекламы), а затем начав демонстрацию рекламы вообще во всех блогах, размещённых на сайте. Мнением пользователей на этот счёт, разумеется, никто не поинтересовался.

Отдельного упоминания заслуживает сам факт скопления в одном месте большого количества персональной информации и информации о социальных связях индивидов, причём об этой проблеме не написал только ленивый. В этом контексте весьма интересно выглядит стремление администраторов «социально-сетевых» сайтов российского происхождения во что бы то ни стало узнать номер мобильного телефона каждого из пользователей. Зарубежные сайты в такой «телефономании» не замечены, но это и понятно: Россия — одна из немногих стран, где пользователи сотовой связи обязаны при подключении предъявить паспорт, то есть раскрыть свою личность. И вот мы имеем два крупномасштабных хранилища персонально-социальной информации, причём при желании личность каждого участника может быть однозначно установлена. Такими темпами спецслужбам можно будет вскоре распустить своих негласных осведомителей, ведь гораздо проще всё, что им интересно, узнать путём анализа информации, накопленной «социальными сетями».

Может показаться невероятным, что открытые распределённые системы заведомо лишены всех вышеперечисленных недостатков, и тем не менее это так; более того, этот факт имеет очень простое объяснение. Никакая открытая распределённая система (как единое целое) не может находиться в чьей-либо собственности, и, как следствие, в чьей-либо власти, тогда как все вышеизложенные явления суть ни что иное как произвол единоличного владельца сервиса, либо, как в случае с перспективами Data Mining — следствие большого скопления социальной информации в одном месте, что также исключается в распределённых системах.

И тем не менее, пипл, как водится, хавает. Автора этих строк уже несколько раз пытались пригласить на день рождения или свадьбу, указывая при этом страничку на одном из «социально-сетевых» сайтов (будем рады видеть, подробности там), причём в некоторых случаях «подробности» оказывались недоступны без регистрации. К сожалению, фраза «мне так удобнее» совершенно непрошибаема; если человек не задаётся целью понять происходящее, то любые аргументы разобьются об это принципиальное нежелание что-либо воспринимать. Выхода из создавшейся ситуации пока не видно, влияние так называемых «социальных сетей», активно внедряющихся в массовую культуру, будет в ближайшие годы только нарастать. Конечно, сложно представить себе мир, в котором вся власть поделена между владельцами нескольких конкурирующих между собой сайтов, так что в какой-то момент тенденция неизбежно сменится, но пока очень трудно сказать, как именно это произойдёт и как будет выглядеть.

Обсудить на форуме…


Двери в Алматы
bik-group.kz

Восстановление утерянной трудовой книжки
Консультирование по вопросам восстановления данных
staff-partner.ru

Копирование и последующее коммерческое использование информации не допускается.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
Редакция не несёт ответственности за содержание рекламных объявлений.
© Независимый обзор провайдеров (Provider Proof Review) 1997—2017.
Концепция: Андрей Васин, Sigent 1997—1998; Александр Милицкий 1999—2017.
  Spylog Rambler's Top100
LiveInternet: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Сделано в Sigent